Воскресенье, 22.10.2017, 20:26
Менің қызметім жайында - О моей службе
Приветствую Вас Гость | RSS
Қазақша
Тегилер-Теги
Яндекс
Tengrinews.Kz
Наши предпочтения
Усть-Каменогорский информационный портал
Мы на Твиттере
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
LiveInternet
Главная » 2013 » Январь » 8 » Тимур Козырев: Отговорка, что наша правая рука не знала, что делает левая, теперь не пройдет
Тимур Козырев: Отговорка, что наша правая рука не знала, что делает левая, теперь не пройдет
10:17
Информационная служба ZAKON.KZ, 8 января 2013г. Одним из первых законов, который подписал глава государства сразу же после нового года, является Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия терроризму».  Напомним, документ в Парламент в порядке законодательной инициативы  внес Президент Нурсултан Назарбаев 1 ноября 2012 года. Как заявил заместитель директора Научно-исследовательского и аналитического центра Агентства РК по делам религий Тимур Козырев, принятие этого закона - не «закручивание гаек», а насущная необходимость, продиктованная реалиями сегодняшней жизни.

- Тимур Анатольевич, что стало основной причиной внесения  изменений и дополнений в антитеррористическое законодательство Казахстана? По словам одного из заместителей председателя КНБ, необходимость принятия данного закона вызвана напряженно складывающейся обстановкой, расширяющимся масштабом радикализации некоторой части населения и, как следствие, ростом террористических проявлений в стране.  А Вы как считаете?

- Разделяю это мнение. Причиной стала серьезно изменившаяся обстановка в стране, которую надо воспринимать не изолированно, а в мировом геополитическом контексте. До относительно недавнего времени мы слышали о терроризме только в сводках новостей из-за рубежа. Многим, вероятно, казалось, что все это не имеет отношения к нашей с вами реальной жизни. Однако в течение последних полутора лет казахстанское общество лицом к лицу столкнулось с этим страшным явлением. Изменившаяся реальность вокруг нас потребовала от государства новых подходов к  стратегии внутренней политики, поэтому минувшей осенью  был подготовлен соответствующий законопроект. При этом ставилась цель -  совершенствовать нормативную правовую базу в сфере противодействия терроризму в рамках решения межведомственной комиссии Совета Безопасности по вопросам Стратегии национальной безопасности.

До этого действовавший закон был принят в 1999 году и  при всех его позитивных сторонах оказался недостаточным для эффективной борьбы с терроризмом. На сегодняшний день существующие в Казахстане группы, склонные к терроризму, малочисленны и разрозненны, но это лишь пешки в большой игре. А пешка, как известно, при определенных обстоятельствах способна стать ферзем, если упустить ее из виду.

С другой стороны, принимавшимся до сих пор мерам по борьбе с терроризмом не хватало системности, широты охвата. Кстати, новым законом предусмотрено внесение  изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-исполнительный Кодексы, Кодекс об административных правонарушениях и еще в десять других законов.

- В чем проявлялся недостаток системности?

- Начнем с самых простых вещей. До принятия закона компетенция по противодействию терроризму была определена лишь у четвертой части заинтересованных государственных органов, то есть у 5 из 21 - КНБ, МВД, Службы охраны Президента, Минобороны и уполномоченного органа по финансовому мониторингу. Теперь в седьмую статью закона, определяющую роль госорганов, внесены обширные дополнения, восполняющие этот пробел. Практически все основные государственные органы  получают конкретную функцию в общем деле противодействия терроризму, в том числе, конечно же,  Агентство по делам религий.

Более того, отныне противодействие терроризму в пределах своих компетенций должны будут  осуществлять не только государственные органы, но и органы местного самоуправления. При этом в пятый пункт четвертой статьи внесено  весьма важное уточнение, согласно которому Комитет национальной безопасности  четко определяется в качестве уполномоченного органа, координирующего противодействие терроризму в Казахстане. Ранее эта функция была распределена между несколькими госорганами, теперь подход, как видим,  будет более централизованным.

И еще один важный момент, который мне хотелось бы отметить:  целый ряд частных дополнений и просто уточненных формулировок были внесены в закон, судя по всему, с общей целью унификации и гармонизации антитеррористического законодательства государств СНГ. Это также вполне логично, если исходить из того, что террористическая угроза является общей проблемой наших стран, решать которую надо вместе.

- Понятно. А если посмотреть еще глубже?

- Серьезно обновляется сам понятийный аппарат. В законе дается новое определение  понятия «терроризм». Учитывая крайнюю важность этой ключевой дефиниции, приведу ее целиком: «Терроризм - идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».  Эта формулировка практически без изменений повторяет сказанное в Конвенции ШОС против терроризма, подписанной в июне 2009 года и ратифицированной Казахстаном  в начале 2011-го. Очень схожая формулировка содержится также в российском  законе о противодействии терроризму.

Что касается воздействия на принятие решений путем устрашения и насильственных действий - это было и в ранее действующем нашем законе. Новое  ключевое   понятие здесь - идеология насилия. Что из этого следует? Многое.  Как уже не раз отмечалось экспертами, современный терроризм подобает воспринимать не просто как конкретное криминальное деяние, но шире - как сложное социально-политическое явление, которое аккумулирует в себе серьезные социальные противоречия, достигшие уровня открытых конфликтов и структурного насилия.

Проще говоря, терроризм - это не только действия, но и идеи, толкающие на такие действия. Согласитесь, нелогично карать за преступление, оставляя безнаказанным подстрекательство к нему. Конечно,  о подстрекательстве к террористическим действиям говорилось и в старом  законе, однако теперь это будет пониматься существенно шире.

- А не возникнет ли опасность «охоты на ведьм», против которой предостерег сам глава государства в своем Послании народу Казахстана?

- Эти поправки в любом случае необходимы. Но если отвечать прямо на поставленный вами вопрос, лично я был бы рад увидеть в новом законе четкое определение самого понятия «идеология насилия». Нужна четкая дефиниция - где уже начинается идеология насилия, а где еще нет. То есть  надо поставить «защиту от дурака», чтобы в будущем обвинение в распространении идеологии насилия не использовалось слишком произвольно. В российской Думе этот вопрос тоже поднимался в свое время, но так и остался нерешенным. Надеюсь, Казахстан в будущем сделает шаг вперед в этом смысле, ведь любой закон продолжает совершенствоваться.

- Есть ли еще какие-то новые  понятия или определения в принятом законе?

- Кроме  новой дефиниции самого терроризма, вполне логичным образом расширяется и понятие «террористическая деятельность». Сейчас в нее включается оказание финансовой, правовой и иной помощи террористам, а также - обратите внимание - организациям, деятельность которых признана террористической в соответствии с законодательством Республики Казахстан. Как и ранее, к террористической деятельности относится любая прямая или косвенная пропаганда терроризма, однако теперь «в том числе с использованием средств массовой информации или сетей коммуникаций». Как вы понимаете, это дополнение отражает уроки событий последних лет, имевших место, как в СНГ, так и в дальнем зарубежье.

Помимо всего этого, в первой статье закона  даются опять же расширенные определения противодействия терроризму и профилактики терроризма. В частности, профилактика терроризма   рассматривается здесь как неотъемлемая составная часть противодействия этому злу. И еще  в понятие «противодействие терроризму» включается вся система антитеррористических мер правового, организационного, социального, силового, а также (внимание!) информационно-пропагандистского характера.  Сюда же включается весь широкий комплекс мер по ликвидации или минимизации последствий уже происшедших террористических актов. Об этом я еще скажу более подробно.

Наконец, в законе уточняется, что помимо законного решения суда о признании какой-либо организации террористической, в таковой будет теперь рассматриваться также любая организация, «хотя бы одно из структурных подразделений которой осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из ее руководящих органов». Словом, отговорка, что наша правая рука не знала, что делает левая, теперь не пройдет.

- Тимур Анатольевич, Вы акцентировали внимание на информационно-идеологическом аспекте противодействия терроризму. Разъясните, пожалуйста, это более подробно.

-  Этому вопросу в принятом законе посвящается  целая новая статья. Еще одна новая статья посвящается обязанностям СМИ. Она четко указывает, что сотрудники СМИ при освещении событий, связанных с терроризмом и борьбой с ним, обязаны учитывать, что право людей на жизнь и безопасность первичны по отношению к праву на свободу доступа к информации и распространения информации.

- Наверняка найдутся люди, которые будут интерпретировать это как попытку ограничить свободу слова…

- Интерпретировать можно как угодно. Но согласитесь, в ситуации, когда жертва «не потеряла ничего, кроме жизни», свобода слова для нее уже не актуальна. Поэтому право на жизнь и безопасность на самом деле первично  по отношению ко всем остальным конституционным правам гражданина. Что еще нового говорится в этой статье об обязанностях сотрудников СМИ?

Если сотруднику СМИ попадут в руки сведения о готовящемся акте терроризма, и вообще любые другие сведения и материалы, которые могут быть полезны для антитеррористической деятельности государства, то он  обязан сразу же передать их в соответствующие госорганы. В некоторых случаях это, возможно, потребует от журналиста наступить себе на горло, но, как говорится, так надо.

Кроме того, руководители СМИ  теперь обязаны строго следить за тем, чтобы их материалы не только не служили оправданием экстремизма или призывом к нему (это само собой), но и не провоцировали его. Это  чрезвычайно важно. Оскорбление чувств верующих, нередко наносимое походя, просто не подумавши,  не менее опасно, чем оправдание экстремизма и терроризма. Я сам какое-то    время работал в медийной сфере, и хорошо знаю, что острый материал или  просто яркий заголовок - это в буквальном смысле слова хлеб журналиста. Но опять же безопасность общества превыше всего.

Мне кажется, СМИ должны не просто вести себя осторожно и оказывать помощь госорганам, но и играть роль в просвещении населения. Помимо религиозной грамотности, о которой мы сейчас много говорим, населению необходим ликбез по двум направлениям. Во-первых, как вести себя в случае теракта, чтобы максимально обезопасить себя и своих близких. Во-вторых, необходимы знания о природе и истории мирового терроризма от южноамериканских ультралевых до Бен Ладена, чтобы адекватно представлять себе, с кем мы имеем дело.

Недавно вышел на экраны фильм известного казахстанского журналиста Артура Платонова «Проданные души». Смотрели?   Так вот, эту картину можно только приветствовать, именно в таком объективном ключе, думаю, должна подаваться информация о терроризме. После просмотра фильма совершенно естественно возникает ощущение, что так называемый религиозный терроризм -  лишь одна из стадий эволюции этого явления, а религия как таковая и в самом деле не имеет с терроризмом ничего общего.

- Что  говорит новый закон  о мерах по ликвидации последствий уже совершившихся терактов?

- В статью о социальной реабилитации лиц, пострадавших от акта терроризма, вносится важное дополнение, согласно которому эти граждане будут  получать не только правовую помощь, психологическую и медицинскую реабилитацию, это и в прежнем законе зафиксировано,  но  и профессиональную реабилитацию, а также  содействие в трудоустройстве и предоставлении жилья. Это серьезный шаг вперед, и вообще это просто гуманно, человечно.

Кроме того, в закон добавлена новая статья, согласно которой гражданину, принявшему участие в антитеррористическом мероприятии, будет возмещена стоимость утраченного либо поврежденного имущества. Такая ситуация в реальной жизни   вполне возможна и хорошо, что она решается на законодательном уровне.

На возмещение вреда пострадавшим от теракта или членам их семей могут направляться также средства от конфискации имущества, использованного террористами либо полученного ими, так сказать, «в процессе». Моральный ущерб, причиненный терактом, будет компенсироваться за счет лиц, совершивших его. Что ж, это справедливо.

Как видим, ликвидации последствий уже происшедшей беды в новом законе уделено значительно больше внимания, чем в прежнем. Особенно «греет» очевидное усиление заботы государства о невинных людях, пострадавших от рук злоумышленников.

Есть и другие пункты, отражающие принципиально новые для нас реалии. В первую очередь  это отсутствовавшие ранее три статьи об использовании Вооруженных Сил Республики Казахстан  в борьбе с терроризмом, о пресечении актов терроризма в воздухе и на море. Здесь четко регламентируются действия армии в ситуациях, о самой возможности которых до недавнего времени мало кто думал всерьез. Но жизнь меняется, и, увы, не всегда к лучшему. Вчерашний сюрреализм порой становится будничной реальностью. Поэтому не случайно закон предусматривает утверждение Президентом правил установления в стране уровня террористической опасности, а также порядка применения вооруженными силами оружия, боевой техники, специальных средств при проведении антитеррористической операции.

Важную роль играет новая статья о защите так называемых УТО - объектов, уязвимых в террористическом отношении. Прежде всего, дается единое определение таких объектов, которого не было в предыдущем законодательстве. Четко регламентированы обязанности руководителей и собственников УТО. Обращает на себя внимание пункт, согласно которому собственники таких объектов теперь обязаны заранее предусматривать необходимое финансирование их охраны. А раньше конкретные обязанности возлагались только на руководителей и сотрудников объектов УТО. Это дополнение отражает тот очевидный факт, что борьба с терроризмом - общее дело всего общества, а не только государственных органов. За безопасность надо платить.

- Что бы Вы хотели сказать в заключение?

- Важно понять, что новый закон о противодействии терроризму - это не просто банальное закручивание гаек. Понять его таким образом было бы самой большой ошибкой. На самом деле он отражает стратегическую значимость этой серьезнейшей проблемы в контексте реальности, изменившейся вокруг нас, и, соответственно, необходимость многостороннего, комплексного подхода к ее решению при участии, повторюсь, всего нашего общества. Основной лейтмотив при этом - не столько покарать, сколько остановить. Предотвратить беду, а не тушить пожар. Для этого предусмотрено создать в регионах антитеррористические комиссии, которые возглавят акимы на местах. Что касается необходимости принятия такого закона - это не вызывает сомнений.

Торгын НУРСЕИТОВА

Источник: Информационная служба ZAKON.KZ
Категория: Новости | Просмотров: 467 | Добавил: модератор | Рейтинг: 0.0/0 |
Форма входа
На русском языке
Muftyat.kz
Категории раздела
Новости [240]
Жаңалықтар [270]
Поиск
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Ауа райы
Яндекс.Погода
Курс валют
Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан
Yk-news.kz
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Архив записей
    Менің қызметім жайында © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz